пятница, 24 апреля 2015 г.

Ценные советы

Есть такой род занятий: давать советы «по жизни». Подается как участие в другом человеке, попавшем в затруднительную ситуацию, как забота и помощь. Действительно, часто ли люди говорят с нами о нас самих? Редко! Как правило, сплошь о себе (в лучшем случае), или вообще черт знает о чем, типа политики, новостей или кто как съездил в отпуск. Так что когда с нами говорят о нас, казалось бы, надо радоваться и пользоваться. И, не смотря на это, случается, что того, кому дают советы, эта процедура бесит и корежит. Увы, к сожалению, я сам достаточное количество раз побывал в роли такого "недооцененного" советчика. Почему так? Почему казалось бы лучшие намерения вызывают протест и отторжение? 

Думаю, ответ таится в понимании того, как вообще устроен механизм помощи. И если вы, как вам кажется, пытаетесь помочь человеку советом, а в ответ наблюдаете коленный рефлекс, стоит задуматься вот о чем.

понедельник, 13 апреля 2015 г.

Читатели и зрители

— Остальные десять процентов нашей интеллигенции, пожалуй, даже получше, пошире будут, чем европейские. А почему?
— Ну-с?
— Да потому, что мы не можем сразу заснуть, как легли в постель. Нам для этого необходимо с полчасика почитать. Это убаюкивает. Сегодня полчасика, завтра, послезавтра… так из года в год. Глядь, и весь Толстой прочитан, и весь Достоевский, и весь Чехов. Даже Мопассан и Анатоль Франс. Вот мы и пошире и поначитанней французов и немцев.
Те засыпают легче.

Мариенгоф

Каждое утро я окатываю себя ледяной водой из душа. С головой. Секунд 30, максимум минуту. Потом включаю теплую и отогреваюсь. Сдаю этот мааахонький экзамен на решимость за редчайшим исключением каждое утро, уже который год. Однако был период, когда я читал «Гулаг» Солженицына. И все то время я не мог заставить себя включить холодную воду. Просто не мог! От страха все сжималось, и первые же смертельно холодные брызги напрочь выводили из равновесия. Холод, голод, безнадежность, неимоверный, непосильный надрыв физических и душевных сил, тотальное бессилие перед мыслью, что все это по-настоящему, не игра с холодным душем или купанием в проруби на крещение, или с тем, чтобы порезвиться, распаренному и сытому, в бане, с прыжками в купель. И хотя по факту я как раз и бываю в эти моменты сытый, распаренный и вдобавок выспавшийся, и технически процедура все та же, но страх и боль в уме не давали через нее пройти. И даже пару недель после того, как закончил читать эту эпическую книгу – все равно не мог.

пятница, 3 апреля 2015 г.

Движение

Как-то раз одна девочка, ведущая не в моем вкусе занятия йогой, рассказала мудрую историю о том, как обычно люди перестают заниматься. Дело в том, что действие йоги на качество жизни очень общее и долгосрочное. Не наступает эйфории после занятия. Скорее со временем меняется медиана счастья. Когда регулярно занимаешься, она выше, в среднем по жизни. И люди к этому привыкают и об этом забывают. В смысле забывают, из-за чего так произошло. Им кажется, что жизнь такая сама по себе, и в какой-то момент становится лень заниматься, когда и так все неплохо. И медиана счастья, конечно же, откатывается назад, тоже медленно, через месяцы, без понимания, отчего так произошло. Печальная история.