среда, 26 июля 2017 г.

Смирение

К слову этому мы относимся плохо. В наших глазах смирение – это готовность удовлетвориться меньшим, а смиренный человек – этакий терпила с низкой самооценкой (иначе с чего бы он был согласен на меньшее?). У него нет понимания своих прав и решимости их защищать. Он готов перед каждым посторониться, уступить, склонить голову, принять без бунта все, что с ним происходит и, как крайняя степень, подставить левую щеку, несколько раз получив незаслуженно по правой. У него нет надежды улучшить свою жизнь, потому что он уже согласен с поражением. Он со всем заранее смирился, потому и называется смиренным.

Противоположностью смирению нам представляется амбициозность, то есть, строго говоря, завышенные притязания, обостренное самолюбие, чрезмерное самомнение, недовольство тем, что есть, нежелание останавливаться на достигнутом. К этому слову мы как раз относимся хорошо, для нас это – показатель целеустремленности и работоспособности, двигатель делового успеха. Молодой амбициозный руководитель – в корпоративной культуре звучит как комплимент, как признание потенциала. Это вам не его смиренный антипод, вялый, обмякший и на все согласный.

В действительности все несколько не так. И даже совсем не так. Откуда бы мне начать?

среда, 19 июля 2017 г.

Дао Семена

Мой друг Семен любил говорить: в машине не должно быть совсем уж все в порядке. Царапина на бампере, трещина на стекле, сломанный пассажирский стеклоподъемник – хоть какая-то мелочь, но не должно быть все идеально. Иначе вскорости жди крупной аварии.

Замечу в скобках, что Семен – человек сугубо практический, серьезный, к философиям не склонный. Все, что он говорит, имеет конкретный прикладной смысл. Я к тому, что высказывание про машину - не метафора. Семену некогда философствовать и художествовать. Это время он лучше посвятит благоустройству дачи или починке велосипеда. И даже когда Семен был молод и пил иногда до лиловых чертей, никаких иносказательных посылов я от него не слыхал. Но если правда то, что вселенская мудрость полностью проявляет себя в каждой былинке, то и моего друга Семена эта мудрость не обходит. Если присмотреться, он, как и любой из нас, ежесекундно работает проекционным экраном мироздания, на котором круглосуточно разворачивается не имеющая конца и начала величайшая сага бытия. При этом краткость и несуетность Семена образует идеальную ответную половину множеству абзацев не очень полезного текста, которые роятся у меня в голове и только и ждут центра кристаллизации. И подобно тому, как любая строка Торы, помимо непосредственного содержания несет в себе и намек, и толкование, и тайный смысл, бытовые афоризмы Семена тоже можно понимать по-разному.